(812) 315-28-28

Новости

Обзор Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 23 от 27 июня 2017 года.

Обзор Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации № 23 от 27 июня 2017 года.

27 июня 2017 года Верховный Суд Российской Федерации принял Постановление Пленума № 23. В указанном Постановлении Верховный Суд РФ разъяснил вопросы, возникающие при рассмотрении дел по экономическим спорам, осложнённым иностранным элементом.

Необходимость существования разъяснений по указанным вопросам назрела довольно давно и была вызвана стабильным ростом количества споров, осложненных иностранным элементом, рассматриваемых в судах Российской Федерации.

Ниже приведен обзор наиболее значимых положений вышеуказанного постановления Пленума Верховного суда РФ.

Верховный Суд РФ закрепил сложившийся в судебной практике и научной доктрине подход к понятию «иностранный элемент».
Так, под осложненными «иностранным элементом» спорами следует понимать споры с участием иностранных лиц; споры, предметом которых являются права на имущество, иной объект, находящийся на территории иностранного государства; споры, связанные с юридическими фактами, имевшими место на территории иностранного государства.

Верховный Суд РФ, развивая закрепленное в части 4 статьи 15 Конституции РФ правило, обратил внимание на приоритет международных договоров перед законодательством Российской Федерации о судопроизводстве в арбитражных судах Российской Федерации.
В свою очередь, если между Российской Федерацией и иностранным государством действует несколько международных договоров, то арбитражный суд самостоятельно определяет подлежащий к применению относительно рассматриваемого спора договор, руководствуясь нормами Венской конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 года, Федеральным Законом от 15 июня 1995 года № 101- ФЗ «О международных договорах РФ» и нормами самого международного договора.

Рассматриваемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ содержит также важные разъяснения по вопросу исключительной компетенции арбитражных судов Российской Федерации.
Так, к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом, относятся дела по спорам: в отношении находящегося в государственной собственности Российской Федерации имущества, в том числе по спорам, связанным с приватизацией государственного имущества и принудительным отчуждением имущества для государственных нужд; предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории Российской Федерации, или права на него; связанным с регистрацией или выдачей патентов, регистрацией и выдачей свидетельств на товарные знаки, промышленные образцы, полезные модели или регистрацией других прав на результаты интеллектуальной деятельности, которые требуют регистрации или выдачи патента либо свидетельства в Российской Федерации; о признании недействительными записей в государственные реестры (регистры, кадастры), произведенных компетентным органом Российской Федерации, ведущим такой реестр (регистр, кадастр); связанным с учреждением, ликвидацией или регистрацией на территории Российской Федерации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, а также с оспариванием решений органов этих юридических лиц.
Поскольку нарушение исключительной компетенции арбитражных судов Российской Федерации является основанием отказа в признании и приведении в исполнение иностранного судебного решения в соответствии с пунктом 3 части 1 статьи 244 АПК РФ, данные разъяснения Пленума Верховного Суда РФ являются крайне важными.

Верховный суд РФ в рассматриваемом Постановлении Пленума дал разъяснения относительно применения соглашений о выборе арбитражного суда для рассмотрения возникших или могущих возникнуть споров.
Стороны могут заключить как соглашение о передаче спора в компетентный суд иностранного государства (пророгационное соглашение), так и соглашение об исключении компетенции арбитражных судов (дерогационное соглашение).
В свою очередь, указанные соглашения не могут изменять исключительную компетенцию арбитражных судов, а также правила подведомственности.
Следует отметить, что в случае, если из текста соглашения невозможно определить внутригосударственную подсудность  спор подлежит передаче на рассмотрение в Арбитражный суд Московской области.

Разъяснения Верховного Суда РФ коснулись также порядка определения юридического статуса иностранного лица.
Так, юридический статус иностранного лица подтверждается выпиской из официального торгового реестра страны происхождения. Стоит отметить, что подтверждение юридического статуса иностранного лица может происходить по документам, которые признаются учреждениями государства, в котором было создано иностранное лицо.
По мнению Верховного Суда РФ, при установлении юридического статуса иностранного лица, суды должны принимать во внимание открытую информацию, содержащуюся в сети «Интернет», размещенную на сайте иностранных органов, осуществляющих регистрацию юридических лиц и содержащую сведения о регистрации указанного лица.

Также Верховный Суд РФ уточнил требования к доверенности на право деятельности от имени иностранного лица. Форма и содержание доверенности должны соответствовать российскому праву, однако стоит отметить, что несоблюдение требований к форме доверенности не влечет недействительность доверенности, если не нарушены требования права страны выдачи доверенности и требования статьи 61 АПК РФ.
Следует отметить, что суд вправе запросить дополнительную информацию, подтверждающие полномочия, участвующего в деле лица, в случае возникновения сомнений в подлинности подписи указанного лица.

Указанные разъяснения позволят в значительной мере оптимизировать как процесс установления судом юридического статуса иностранного лица, так и весь судебный процесс в целом, что положительно скажется на динамике разрешения судами дел, осложненных иностранным элементом.

Рассматриваемое Постановление Пленума Верховного Суда РФ содержит значимые разъяснения относительно порядка установления содержания норм иностранного права.
Так, стороны освобождены от обязанности разъяснять суду нормы применимого права в ходе судебного процесса, однако суд может потребовать это сделать. В свою очередь, это не освобождает суд от обязанности самостоятельно устанавливать содержание норм.
Следует отметить, что сторона, отказавшаяся от выполнения требования суда о установлении содержания норм права или не возражавшая против заключения другой стороны, не вправе ссылаться на неустановление содержания норм судом.

Одним из важнейших разъяснений, содержащихся в рассматриваемом Пленуме Верховного Суда РФ, является положения относительно обеспечительных мер в споре, рассматриваемом по существу в суде иностранного государства.
Обеспечительные меры могут быть приняты арбитражным судом при наличии у него эффективной юрисдикции. Под эффективной юрисдикцией следует понимать юрисдикцию суда, в рамках которой обеспечительные меры могут быть быстро и надлежащим образом реализованы.
Следует отметить, что обеспечительные меры, относящиеся к компетенции международного коммерческого арбитража, могут быть приняты по месту жительства, либо по месту нахождения должника или по месту нахождения его имущества.
В данном разъяснении Верховный Суд РФ обозначил, в случае принятия обеспечительных мер по иску, рассматриваемому в суде иностранного государства, то указанные меры будут приняты арбитражным судом на территории РФ в том случае, если могут быть надлежащим образом исполнены.

Резюмируя вышесказанное, стоит отметить, что разъяснения Верховного Суда РФ, изложенные в Постановлении Пленума ВС РФ № 23 от 27 июня 2017 года, направлены сугубо на практические моменты рассмотрения экономических споров, кардинально не изменили сложившуюся правоприменительную практику, дополнили существующие разъяснения Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, не отменяя последних.



Все новости